Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:20 

В огне Эребора Часть 7 и 8

Clarens
Большой кус сразу и оптом.





- Нет! – глухо произнес Торин. – Мы остаемся. Это решено.
Гэндальф гневно сдвинул брови и раздраженно перекинул посох из ладони в ладонь.
- Вот уж воистину велико упрямство гномов! Наверное, не стоит повторять тебе, что это безнадежное ожидание ни к чему не приведет…
Торин скрестил руки на груди. Глаза его недобро блеснули.
- Ты хочешь предложить иное решение?
- Мое предложение ты уже слышал, но почему-то не считаешь нужным рассмотреть его. А я…
- Нет!
- Помощи просить не зазорно…
- Нет! Это исключено! И абсолютно неприемлемо.
Гэндальф стукнул посохом.
- Абсолютно неприемлемо и безнадежно глупо оставаться здесь и дальше после того, как вы раздразнили дракона! - в сердцах выпалил он, и осекся, догадавшись по мгновенно потемневшему лицу Торина, что последние необдуманные слова прозвучали донельзя бестактно. Гном наградил волшебника тяжелым взглядом, молча развернулся и вышел наружу через зияющий в стене дома проем. Гэндальф покачал головой, кляня себя за секундную несдержанность, тяжело вздохнув, поднялся с камня и вышел следом.
День клонился к концу: безжалостное алое солнце опускалось за темнеющую на горизонте полосу Лихолесья, бросая на вершину Горы багряный отсвет - гнетущий и зловещий. Внизу, в долине Дейла уже сгустились сумерки, с озера потянуло сыростью и холодом осенней ночи. Под защитой руин древнего города гномы уже вторую ночь решались разжигать костры, пряча огонь в очагах старых зданий. Спали вповалку, сбиваясь в общую кучу в одной из сохранившихся комнат. В первый же вечер Фили, Кили, Бифур и Нори совершили отчаянную вылазку к первому лагерю у озера и вернулись с припасами и солидным запасом воды. Они видели на песке несколько цепочек следов копыт – пара-тройка из них заканчивалась взрытой почвой и раскиданными обрывками упряжи, однако, поразмыслив над рассказом, Оин предположил, что некоторым пони могло посчастливиться ускользнуть. Оставалось только гадать, как скоро перепуганные и взмыленные лошадки сумеют добраться до конюшен Эсгарота, и какой отклик вызовет в Городе-на-Озере их возвращение. Хотя гадай не гадай, теперь это не могло оказать никакого действия на нынешнее положение вещей. Вот уже второй день отряд Торина прочно засел в руинах Дейла и двигаться никуда не собирался. К вящему неудовольствию и растущему раздражению Гэндальфа.
Перестукивая наконечником посоха по полу, вымощенному потрескавшейся плиткой, маг широким шагом быстро пересек внутренний дворик. Сквозь широкий дверной проем под навесом галереи, кольцом обегавшей дворик на высоте второго этажа, доносились приглушенные голоса. Гэндальф заглянул внутрь. У походного очага в середине комнаты суетились над котелком Ори и Бомбур. В дальнем углу Кили и Фили самозабвенно рубили топориками притащенную невесть откуда сухую сосенку. Двалин и Бифур сидели у стены: один меланхолично натачивал топоры, второй, похоже, клевал носом. Оин и Дори о чем-то оживленно совещались, почти зарывшись носами в дорожный мешок.
Гэндальф еще раз оглядел комнату, поморщился и пошел дальше.
Торин обнаружился на сторожевой стене. Скрестив на груди руки, он застыл в напряженной яростной позе, стоя лицом к Эребору.
- И все же мы закончим этот разговор, Торин, сын Трайна!
- Да с какой это стати? – в ледяном голосе гнома слышалась едва сдерживаемая злость. – Эльфы, Гэндальф? В самом деле? Это - твой совет мне? Они уже достаточно ясно показали, чего стоят их древняя дружба и верность союзнику. С какой стати я должен просить помощи у эльфов? У тех, кто с самого начала препятствовал нашему походу? Кто заточил в тюрьму меня и моих спутников в ответ на простую просьбу голодающего о помощи? Скажи еще, что я должен кланяться в ноги Трандуилу!
- Я согласен, Трандуил бывает временами несколько… эксцентричен… - осторожно заметил маг. – Он всегда был сложен в общении...
- Да что ты! – с издевкой протянул Торин. – А я думал, что он всегда был жадной гадиной, охочей до чужого. А где ты сам был, мудрый Гэндальф, после того, как покинул нас на опушке Лихолесья? Где ты был, когда стражники Трандуила тащили меня и мой отряд закованными в кандалы? И это у них я должен просить помощи? Разве ради этого я вел нас сюда? Ради этого?
Гэндальф покачал головой.
- Все совсем не так. Но вспомни, чем изначально определялась цель похода. Ты хотел увидеть дом, ты хотел осмотреться. Ты предполагал, что возможно, богатства твоего народа больше не охраняются никем…
Лицо Торина закаменело.
- Как видно, мы ВСЕ ошибались. И я, грезивший наяву мыслями об утерянном доме. И ты, невесть с чего решивший, что для похода нам понадобится вор… И даже сам Б… мистер Бэггинс, поверивший, что в его силах помочь вернуть Эребор…
Торин отвел взгляд и отвернулся. Гэндальф вздохнул. Несколько минут спустя маг решился нарушить повисшее молчание:
- А теперь взгляни вокруг. Посмотри внимательнее. Деревья сыплют листвой, небо теперь всегда затянуто тучами. Осень подошла к концу, за ней наступает зима. Когда ляжет снег и замерзнет Долгое озеро, вопрос о вашем возвращении встанет как никогда остро. Я прошу тебя прислушаться к доводам разума. Отступить сейчас не значит отступить совсем.
- Ведь я послушался тебя однажды. Когда ты вселил в меня такую желанную искру надежды. Когда я призвал пойти с собой тринадцать смельчаков. Мы все послушались тебя. Что изменилось, Гэндальф?
- Всё, - тяжело вздохнул маг. – Но решать тебе. Судьбы двенадцати твоих товарищей зависят от этого решения. Отступать непросто, сложно отринуть гордость, но иногда этот непростой выбор определен ценою чьей-то жизни.
Сутулясь и громко, будто нарочно, перестукивая посохом, маг стал неспешно спускаться по ступенькам вниз. Хмурясь, Торин долго смотрел ему вслед.
Это был не первый подобный разговор. Пятый за два дня, если быть точным.

Поужинали. С дозорного поста вернулся Бофур, привычно доложив о спокойствии на горизонте. За прошедшие два дня никаких признаков дракона. Торин со злостью думал, что набившая себе брюхо до отвала тварь вернулась в свою нору и залегла в новую спячку. Бофура на его вахте сменил Бифур. Меж тем снаружи сгустилась ночь, стало темно и неприятно. Ветер, обычно стихавший днем, к вечеру подул сильнее: трепал ветви деревьев, шелестел в разрушенных стенах, гнал по разбитым мостовым сухую листву, наполняя улицы шепотом и странными шорохами, среди которых словно бы слышались шаги бывших обитателей Дейла. Давно мертвый город убивал желание болтать и дурачиться даже у неугомонных младших гномов. Все неосознанно сбились ближе к костру, пряча за ничего не значащими короткими фразами собственную растерянность и тревогу. Ори вытащил из сумки свои летописи и благополучно отстранился от мира, уйдя с головой в извлечение высокопарного слога. Глоин попыхивал трубкой, сидя ко всем спиной и неотрывно пялясь в темный угол. Что он видел сейчас вместо потрескавшейся от времени стены, не знал никто, кроме него. Возможно, гном вспоминал оставленную в Синих горах семью, или гадал, увидит ли ее снова. Сердце Торина забилось неровно и глухо. Может быть, Гэндальф в чем-то и прав… Сам маг съел свою порцию супа в три ложки, за весь ужин не вымолвил ни слова, и сразу по окончании ушел куда-то во двор. Сквозь проем двери Торин видел только далекий отсвет уголька, разгоравшегося в трубке. Волшебник выкурил их как минимум четыре. Потерев пальцами бровь, Торин прислонился спиной к холодной стене и уставился перед собой: на Оина и Дори, которые о чем-то спорили, яростно подсовывая друг другу под нос какие-то сорняки и… куски глины? Что за беда обрушилась на разум двух умудренных сединами гномов, Торин боялся даже и помыслить. Хорошо, что Балин в порядке.
Будто угадав эти мысли, Балин вдруг поймал его взгляд, кивнул, поднялся и подсел к Торину.
- Вижу, Гэндальф снова беседовал с тобой? – спросил старый гном.
- Это так заметно?
Балин неопределенно тряхнул головой.
- Выходит, это видят все? – Торин мрачно взглянул на Компанию, тесно сгрудившуюся у костра.
- Я не могу говорить за всех.
- Но ты – видишь, - Торин устало склонил голову, запустил в волосы пальцы. – Гэндальф спрашивал меня о дальнейших наших планах. О возвращении, - последнее слово прозвучало как плевок. - И что мне ему сказать?
- Ты спрашиваешь моего совета? – Балин привычным жестом погладил бороду и некоторое время молчал. – Что ж. Вспомни, Торин, наш поход задумывался лишь как разведывательный бросок. Ты сам говорил об этом в доме мистера Бэггинса.
- В таком случае, цель достигнута, верно? – Торин криво усмехнулся. – Дракон по-прежнему жив, полон сил, и Эребор все так же в его власти. Как и прежде, как и семьдесят лет назад, как и в тот день, когда пали эти стены. Но что прикажешь делать дальше?
- Прежде всего, не суетись, - сказал Двалин, опускаясь по левую руку от Торина. – Где Гэндальф?
- Чешется во дворе, - звонко и восторженно доложил Кили, подскочивший следом. – Что мы пропустили?
Фили за спиной брата закатил глаза. Не поворачиваясь, Двалин отвесил младшему гному звучную затрещину.
- О старших, и тем более о магах так не говорят, - поучительно прогромыхал он. Кили обиженно потер гудящий затылок. Балин взглянул на братьев рассеянным взглядом, будто только сейчас заметил.
- Вы двое, идите, помогите Бомбуру затащить провиант и припасы со двора. Скоро будем устраиваться на ночлег.
Кили скривил губы и неохотно поднялся. Торин нахмурился.
- Чешется? Что за вздор в голове у этого мальчишки?
Двалин пожал плечами.
- На самом деле он действительно все время руку трет. Не замечал? Правую. У самой костяшки. Может сустав выбил? Я бы вправил, если надо, но кто их знает, этих магов.
Торин покачал головой: действительно ведь не замечал.
- Ты ведь думаешь, мы пришли тебя отговаривать? – продолжил Балин. – А я веду к другому. Что бы там ни говорил Гэндальф, для всех нас единственно важно только твое решение. Ты – наш предводитель.
- Просто все уже на стенку лезут от сознания собственного бессилия, - Двалин вдруг треснул себя кулаком по ладони. – Но у моего брата есть план.
Торин с интересом повернулся к Балину.
- В самом деле?
- Не то чтобы совсем план, но кое-какие задумки, - скромно признал Балин.
- Мы тут подумали и решили, что наш полурослик может быть еще жив.
- Что?
- Смотри, - Двалин начал чертить пальцем на полу. – Как я понимаю, тот ход вел в одно из нижних помещений. Эти уровни все как один большой лабиринт, успей хоббит нырнуть в любой из боковых ходов, и дракону его уже не достать.
- Но прошло столько времени …
- Наш мистер Бэггинс не раз доказывал, что он не промах, - усмехаясь, заметил Балин. – И опять же: что бы там не говорил Гэндальф, даже он не знает нашего хоббита так, как мы его знаем.
- Хорошо, но что с того? Мы ему никак не поможем. Дверь закрылась.
- А вот это еще следует выяснить, почему она закрылась, - пробурчал Двалин. - Мы решили… я решил… отчего бы мне не прогуляться самому и не взглянуть, как обстоят дела с Вратами?
- Исключено, - отрезал Торин. – Даже если Врата проходимы, твой запах привлечет внимание дракона. Мы обсуждали это не раз.
- Да, - ответил Двалин. – Но мы придумали кое-что получше.
- Ага, - торжествующе воскликнул Кили, вновь оказываясь рядом. – Мы измажем мистера Двалина грязью!
Торин моргнул.
- Действительно так, - сказал Балин. – Эта замечательная идея пришла в голову именно Кили.
- Какая? Измазать Двалина?
- Вот именно, - с крайне довольным видом крякнул Двалин. Торин чуть не поперхнулся.
- Запах гнома знаком дракону, - объяснял Балин. – Как и запах хоббита. Мы попробуем его перебить. Все просто. Для этого нужно, чтобы мой большой младший брат пах как негном. Грязью, глиной, опрелыми листьями, сыростью и травой – все эти запахи привычны дракону, они не вызовут у него подозрений.
- Дори и Оин как раз подбирают подходящие ингредиенты для этой… грязи, - сказал Фили. – Чтобы выглядело похоже…
- И пахло похоже.
- Подберем одежду - что-нибудь из купленных в Эсгароте новых вещей – от чего еще не пахнет гномом…
- А я смогу подобраться незаметно… - Двалин вновь стукнул кулаком в ладонь. – Покажем этой гадине…
- Стоп! – резко прервал Торин. – Вижу, вы уже все спланировали? Без меня?
Четверо гномов осеклись на полуслове. Вздрогнул и поднял взгляд от рукописи Ори. Обернулся Глоин. Мгновенно замолкли спорившие Дори и Оин. Привстал с места Бофур, неуверенно вертя в руке трубку. Двенадцать пар глаз одновременно уставились на своего предводителя – выжидающе, с тревогой, с надеждой.
- Компания будет с тобой до конца, - мягко сказал Балин. – Но сейчас нам всем как никогда требуется цель…
- И если этой целью пока станет выручить из беды нашего хоббита…
- Да! Именно!
- Понятно, - качнул головой Торин.
«Я был не прав. Они тоже искали оправдание нашей задержке. И нашли ее. Признаю, более успешно, чем я... Но куда нас приведет эта надежда?»
- Можно попробовать…
- Да! – восторженно вскричал Кили. – Мистер Двалин, а можно нам с вами?
- Нет.
- Ну, пожалуйста!
- Нет!
Слушая краем уха эту несерьезную перепалку, впервые за много дней Торин почувствовал, как ослаб скрученный где-то в груди колючий клубок тревог, отчаяния и неверия. Не исчез, не подарил свободу, но стал меньше и легче, дав возможность дышать.
Есть ли шанс на успех у этой безумной затеи? Один Махал ведает. И все же… Крошечный шанс. Но есть.
Всем им нужна передышка, чтобы собраться с силами и с духом. Но ни того, ни другого их Компания не утеряла. Пока – нет.
До «потом» время еще есть.
- Ладно вам. Пора спать, - веско заметил Балин, поднимаясь на ноги. – Утихомирьтесь! Завтра у нас много дел, - он усмехнулся и хлопнул по плечу своего младшего брата. – Например, для начала… нам придется тебя искупать.


Часть 8



Из пробитого в стене темного проема арки доносился монотонный клекот подземной реки. За те несколько часов, что Бильбо безвылазно просидел в своем укрытии, он почти привык к ее ворчанию. Обняв колени руками и закрыв глаза, он представлял себе, как вода, исчезнув в темной щели провала, находит себе путь сквозь толщу Горы, свободно вырывается наружу, наполняет собой русло, чтобы свободно бежать дальше, к Долгому Озеру, к Эсгароту, к людям и солнцу… Не считая недосягаемого окна в потолке подземная река на сей момент оставалась единственным выходом из Горы. И эта мысль не давала покоя, звучала в голове притягательным набатом, дразнила, дергая ниточки воспоминаний о дерзком и удачном побеге из замка Трандуила. На какой-то краткий миг Бильбо даже всерьез задался самоубийственным вопросом, что если попытаться броситься в озеро? Это до жути походило на план – ведь рано или поздно вода должна была вынести его на поверхность… «Живым или мертвым?» - ехидно спрашивала бэггинсовая половина. С этим не осмеливалась спорить даже половина Тука. При том, что хоббиты испокон веков селились на берегах полноводной Брендидуин, искусными пловцами они никогда не были, а уж нырять и подолгу задерживать дыхание не умели совсем. Отдавая себе в этом отчет, Бильбо не мог теперь ни признавать, что в удачно завершившейся затее с гномами и бочками ему просто сказочно повезло. И, кстати, трандуилова речка была часто используемым торговым путем, а тот известный факт, что по ней спокойно могла проплыть бочка, не рискуя разбиться, утонуть или застрять, в принципе уже способствовал благополучному исходу их побега. Сидя же здесь и представляя в уме черноту неизвестного провала, в который ежесекундно утекала вода, Бильбо с трудом мог подавить дрожь. Даже если он чудом удержится на плаву, не закоченеет в студеной воде, и не захлебнется, что будет, если русло подземной реки вдруг сузится и ему не хватит воздуха? Если он застрянет в каком-нибудь каменном мешке? Если масса воды швырнет его вниз со скалы или размажет о камни? И сколь ни пугали его Смог и темный мрачный Эребор, перспектива доверить свою хрупкую жизнь подземным течениям приводила Бильбо в куда больший ужас. Вряд ли кому-нибудь станет лучше, если он выберется из Эребора бездыханным телом. Уж точно не ему самому. Да и гномам вряд ли станет веселее, если однажды рано поутру они увидят плывущий по реке истерзанный труп их знаменитого Взломщика. Такие мысли о собственной безвременной кончине закономерно привели Бильбо в жалостливое настроение. Глубоко и тяжко вздохнув, он сильнее подтянул колени к груди, упершись подбородком в скрещенные руки, и уставился в ближайшую золотую гору невидящим взглядом.
И вновь потекли бесконечные пустые минуты и часы.

Должно быть, он задремал, и не сразу понял, что его немудреное укрытие обнаружено. Разбудил хоббита звон потревоженных драгоценностей, ручеек монет побежал прямо к ногам с вершины большого холма, и прежде чем Бильбо вскинул голову, Смог, вновь вернувший себе человеческий облик, уже молча уселся на горку золота напротив него.
Бильбо быстро опустил глаза и с преувеличенным вниманием уставился на большие пальцы своих ног. Не бог весть какое зрелище, но уж куда лучше, чем напрямую выдерживать холодный, неестественно пристальный взгляд, который и без того продолжал неумолимо сверлить затылок Бильбо. Несколько минут протекли в напряженном молчании. Наконец, хоббит не выдержал:
- Чего ты хочешь?
Смог набрал полную горсть золотых монет и стал медленно пересыпать их из ладони в ладонь.
- Поговорить, - коротко ответил он.
Не веря собственным ушам, Бильбо изумленно вскинул голову.
- Что? – он даже сам для себя не мог бы точно определить, что поразило его больше: этот простой спокойный ответ или то, что Смог на себя напялил, вероятно, решив-таки снизойти до просьбы Бильбо о приличиях. Выцветшая до серого цвета тряпка, найденная, по всей видимости, в какой-то из сохранившихся комнат гномов, была подвязана на талии роскошной золотой цепью и спускалась ниже колен. «Тряпке, должно быть, не менее семидесяти лет», - с каким-то сверхъестественным ужасом подумал озаренный внезапной догадкой Бильбо. В другое время сам по себе образ Погибели Эребора в истлевшей оборванной юбке мог бы сойти за анекдот века, вот только Бильбо было совсем не до смеха. Его преследовало не на шутку беспокоившее ощущение, что кто-то из них свихнулся. Либо он сам, либо Смог, либо, что куда более вероятно, весь мир одновременно. Бильбо невольно помотал головой, будто от тряски мозгов реальность смогла бы встать на место. Смог же соответственно расценил это мотание иначе.
- Не хочешь? – опасно прищурив глаза, спросил он. – Выходит, я старался напрасно, выискивая эту одежонку?
- Что? Нет-нет, - поспешил заверить Бильбо. – Просто я не думал, что…и… не ожидал, что тебе захочется побол… да и о чем ты хочешь говорить?
Смог зачерпнул еще одну горсть золота и принялся ссыпать монеты сквозь пальцы.
- Ты задал мне вопрос, - немного помедлив, ответил Смог, склонив голову на бок, и заворожено следя за золотым потоком. – Почему я оставил тебя здесь при себе, живого. Я размышлял над этим. И пришел к мысли, что, возможно, требовать ответ - это справедливо. По крайней мере, мне кажется, ты в своем праве узнать обо всем прежде, чем умрешь.
- Не слишком-то обнадеживающе звучит.
Смог усмехнулся.
- Я могу и не говорить ничего, если не хочешь. Может быть, для такого мелкого существа, как ты, это было бы даже лучшим исходом – оставаться в неведении.
- Ну, уж хватит! Ты – огромный дракон, - раздраженно заметил Бильбо. – Не будет ли с моей стороны дерзостью напомнить тебе, что для тебя все мы – мелкие существа. Не нужно мне это постоянно повторять.
Его пылкий сердитый выпад остался без внимания. Смог даже бровью не повел.
- А я говорю не о размере твоего тщедушного тельца, а обо всем твоем мелком народце. Не слишком умном, чтобы кто-то из вас был удостоен права беседовать с Мудрейшими. Не слишком воинственном и могучем, чтобы слава о вас гремела в легендах чужих земель. Не одаренном магически, чтобы входить в истории и летописи. Наверное, только поэтому и стоит объяснить тебе, почему ты здесь. Иначе ты так и умрешь, ничего не поняв.
- Я здесь, потому что ты меня не отпускаешь!
- Я говорю о том, ПОЧЕМУ ты здесь на самом деле. Ты не знаешь этого, ведь так? Хотя, я подозреваю, ты вообще ничего не знаешь… - Смог отвел глаза от Бильбо, с задумчивым видом разглядывая драгоценности под своими ногами. - Такие, как ты, могут послужить лишь легкой закуской. А больше ничего интересного в вас и нет… Наверное, еще и по этой причине я проявлю к тебе доброту. Ты вообще не должен был оказаться в такой истории...
Бильбо открыл рот, но так и не придумал, что можно на это отвечать, и закрыл его. Смог прищурился, снова внимательно взглянув на него.
- Итак. Я предоставляю тебе выбор. Хочешь ты узнать всю правду целиком, или предпочитаешь и дальше оставаться в блаженном неведении? Повторяю, быть может, второе для тебя было бы и лучше.
Что-то во всем этом было не то. Очень не то. Бильбо почувствовал, как на коже у основания затылка зашевелились короткие волоски. В этом была заключена какая-то неподвластная разуму нечеловеческая логика, и в результате ее выходило, что… Что Великий и Ужасный Смог посчитал себя в чем-то должным? И кому? Бильбо Бэггинсу? Хоббиту из Шира? На каком основании?
«Ох, вряд ли это могло быть что-то хорошее».
- Нет уж, я хочу тебя послушать.
- Ну, хорошо, - сказал Смог. – Я расскажу тебе. Но при одном условии…
- Начинается…
- Это маленькое условие. Ты честно, повторяю, честно! ответишь на пять моих вопросов.
- И ты считаешь, я на это куплюсь? – подозрительно осведомился Бильбо.
- Я думаю, да, - самодовольно протянул Смог, усаживаясь поудобнее на золотых россыпях. – Ведь раз - я обещаю не расспрашивать о твоих спутниках. Торин, сын Трайна, внук старого безумного короля – это не новость. О нем гудит весь Эсгарот, и вряд ли ты сможешь рассказать что-то важное о других вонючках. Два - обещаю не выведывать тебя об их будущих планах. Ты все равно уже понятия о них не имеешь. И, наконец, три - я не попрошу называть тебя место, откуда ты родом. Ты уже и так заикнулся, что по пути сюда прошел «под Горой». Ясно, что имелись в виду Мглистые горы, а, значит, твой домишко где-то на западе. На самом деле это не проблема для меня – найти страну, где живет такая мелочь вроде тебя. Так что ответь, недорослик, так ли много я прошу?
- Ну… В самом деле, нет… Думаю, нет.
- И?
- Хорошо, - тоскливо вздохнул Бильбо. - «Только держи ушки на макушке, Бильбо, и язык за зубами!» - Я согласен.
- Превосходно, - ухмыльнулся Смог. – Мы заключили договор, надеюсь тебе ясно? Итак, первый вопрос. Как твое имя и твой вид?
- Кх… Имя? – Бильбо закашлялся от неожиданности. – Мое имя? Ты затеял все ради этого?
- Что в том такого? Разве ты не хочешь, чтобы я называл тебя по имени? Предпочитаешь «мелочь»? «Недоросль»? Это к тому же не совсем честно, согласись, ведь как меня зовут, ты уже знаешь. И разве обмен именами не способствует общению между твоими соплеменниками?
Бильбо нахмурился. Голова шла кругом. А Смог сидел напротив и как-то уж очень довольно улыбался.
- Да, все так. Хотя ты – не мой соплеменник.
- А ты заключил договор.
- Хорошо. Бильбо Бэггинс.
- Бильбо Бэггинс, - тщательно повторил Смог. – Бэг-гинс-с-с.
- Да. К вашим услугам, - машинально добавил Бильбо.
- М? И на это нужно что-то отвечать?
- Нет, ничего.
- Ладно. Дальше. Кто ты?
- Это вообще-то нечестно. Ты задал сразу два вопроса. И ты обещал не спрашивать меня о моей родине.
- Вопрос был один. Так что все честно. И я спрашивал о тебе, а не о твоей стране. Хочу понять, слышал ли я когда-нибудь что-то о таких коротышках.
Бильбо поджал губы. Золотистые глаза Смог смотрели на него испытующе.
- Хорошо. Я - хоббит. Для эльфов, гномов и людей – полурослик. Все. Я ответил. Хоббит Бильбо. Твоя очередь.
- А вот и нет, - покачал головой Смог. - Кстати, я был прав, назвав твой народец мелким - никогда прежде не слыхивал о таком. Сомнительно, что вы вообще упоминаетесь в каких-то легендах. Вряд ли у вас и правда есть что-то интересное… Дальше…
- Это жульничество!
- Неправда. Я же предупредил – пять вопросов. Осталось еще четыре. Или ты и считать не умеешь?
- Давай, спрашивай, что ты там хотел, и закончим с этим…
- Не так быстро. Давай поговорим о том, как ты хотел меня обокрасть. Ты все равно уже проболтался, что пробрался ко мне как вор… тихие, очень волосатые лапки, кольцо невидимости на пальце… ты даже посмел надеяться, что сможешь что-нибудь отсюда стащить, - Бильбо судорожно сглотнул и кивнул. – Ага… Вероятно, ты долго готовился... С лапками мне все ясно – шерсти действительно много. А кольцо ты где раздобыл?
- Что?
- Кольцо, - с превеликим терпением в голосе повторил Смог. – Благодаря которому ты становишься невидимым.
- Мое ко… - Бильбо машинально схватился рукой за карман прежде, чем понял, что он делает. – Да что с ним не так?
- Просто мне очень любопытно, как и где мелочь… хоббит вроде тебя мог бы его раздобыть.
- И какой в этом смысл? – подозрительно спросил Бильбо.
Смог поморщился.
- Вроде бы мы уже разобрались, что ты должен просто отвечать.
- Если я скажу, что это моя семейная реликвия?
- Я отвечу, что ты врешь. Думаю, нам стоит разобраться и с этим. Я не намерен слушать вранье, я очень хорошо его чую.
- Ну, ладно. Хочешь знать? Я его нашел.
- В самом-то деле? – с недоверием спросил Смог.
- Да. Это правда! В нижних пещерах Мглистых Гор. Я отбился от своих спутников после того, как на перевале наш отряд попал в засаду гоблинов, заблудился в катакомбах, а оно попалось мне под руку. Просто золотое колечко, я и не понял сразу, что это такое…
Смог сбросил с ладони последние монеты, задумчиво встряхнул кистью.
- Довольно странная история, чтобы быть правдой. Но приходится верить… ты не лжешь… Хотя и чего-то недоговариваешь…
- Да какое это вообще имеет отношение?
- У меня осталось еще несколько вопросов. Кто знал, что ты несешь его с собой? Твои спутники?
- Ну, да… - не совсем понимая подвоха, осторожно ответил Бильбо. – Знали. Но зачем тебе...
- И только они? Гномы? Или был еще кто-то? Эльфы, люди, истари?
- Какие еще стари?
- Маги, - небрежно сказал Смог. - Все, как один ненормальные. Их немного. Но они носят МНОГО имен. Может быть, ты что-то слыхал? Белый Маг… или Саруман… или Курунир, как называют его эльфы. Радагаст… хотя, не стоило бы его вообще упоминать вслух, он давно спятил… И еще один. Таркун – так его, кстати, могли бы звать его твои гномы… Митрандир – так зовут эльфы… Инканус… Серый Странник – так известен он и среди смертных. И у него есть еще одно имя… Гэнда….
- Гэндальф? – выпалил Бильбо, как-то внезапно позабыв о решении тщательно следить за языком.
- Так… - протянул Смог. – Гэндальф Серый. Хранитель Нарьи. Полагаю, теперь-то все стало предельно ясно.
Он резко встал. Золотые монеты дождем посыпались на пол с его коленей. На хоббита он больше не смотрел.
- Что ясно? – почти сорвался на крик Бильбо, тоже вскакивая на ноги. – Я ответил на все твои вопросы. И ты обещал не расспрашивать меня о моих спутниках!
- Ясно, что Кольцо сделало на первый взгляд ничем не оправданный, случайный выбор, но это переписало всю твою судьбу как воришки сокровищ. Глупый, маленький хоббит…
- Да что с ним не так? – хриплым голосом произнес Бильбо. – Это же просто колечко!
Смог окинул его взглядом, который было очень сложно охарактеризовать.
- Прежде всего «просто колечко» оно лишь в твоем убогом воображении… Это осколок очень древней и очень темной магии, настолько могущественной, что ты и не сможешь себе представить, даже не пытайся. – Бильбо с ужасом разжал кулак, глядя на простой золотой ободок - идеальная окружность, осчастливившая грязную поцарапанную ладонь.
- Да. Таким оно было создано: прекрасным и жестоким, заключившим в себе великую власть. Очень многие хотели бы видеть его у себя на руке. А другие с не меньшим желанием жаждали бы его уничтожить. Проклятье и искушение людских королей, ужас и искушение эльфийских Владык… Одна-единственная причина для войны, которая может в один миг захлестнуть собой все Средиземье. В твоей руке, не очень умный хоббит Бильбо Бэггинс… А в данный момент – это приговор исключительно для тебя. Тебе действительно просто не повезло его найти. И еще не повезло однажды, когда кто-то Великий и Могучий принял решение раз и навсегда избавить от Кольца мир.
Бильбо замотал головой.
- Я не понимаю. Что ты говоришь? Избавить? Как? И причем здесь я?
- Очень даже причем. Магию такой силы уничтожить непросто. На самом деле, есть всего два верных пути. Один – сжечь Кольцо в пылающем горном разломе, откуда вырывается огонь из сердца самой земли. В Средиземье есть только одно такое место. Второй же способ… второй и привел тебя сюда. Даже если ты и сам об этом не подозревал.
- Какой способ? – едва выговорил Бильбо, крепко зажав кольцо в ладони. Сердце в груди билось как оглашенное. Смог некоторое время молчал, будто обдумывая слова.
- Кольцо может сгореть и в другом пламени, столь же сильном и яростном. Думаю, ты и сам уже понимаешь, о чем я говорю. Иначе бы ты не пришел сюда.
- Но… я пришел сюда не за этим! – Бильбо захлебнулся воздухом, машинально отпрянул к стене, будто ища у нее защиты. В голове вдруг стало как-то просторно и пусто, мысли словно застыли от ужаса, или стремительно спрятались в норы, боясь показаться на свет. А слова Смога, беспрепятственно достигающие ушей, разве что эхом не разносились под черепом Бильбо.
- Отнюдь. Именно за ЭТИМ ты сюда и прибыл. Маленький, слабый, недалекий хоббит с Кольцом Всевластия на крошечном пальце и дверью, поспешно захлопнувшейся за спиной. Слишком медлительный и нерасторопный, чтобы уклониться от моего дыхания.
- Нет…
- Да. Тебе ведь просто повезло… Но ускользнув от меня один раз, ты обнаружил, что выйти уже не сможешь, ведь так? И это был лишь вопрос времени, когда я тебя найду и уничтожу. Ты до сих пор этого не понял? Что назад тебе все равно дороги нет. Что кто-то просто принял за тебя это решение.
- Нет… - на конце выдоха вытолкнул Бильбо. Пропустив руку за спину, он нащупал за собой холодный камень стены, и это каким-то образом его отрезвило. Единственная, потрясающая в своей простоте идея вдруг завладела застывшим сознанием, пробудила к действию обмякшее в полубессознательном состоянии тело, одновременно посылая импульс к занемевшим ногам.
Примитивная животная паника придала сил, сминая под собой любые сомнения, не оставляя места другим эмоциям. Бильбо извернулся, ужом проскочил мимо Смога и юркнул в черный проем зиявшего в стене разлома, в переплетение темных коридоров.






@темы: хобби, творчество, книги, Хоббит, В огне Эребора

URL
Комментарии
2013-04-21 в 15:23 

Гадечька
Злостный кавай (с)
Очень понравилось. Такой чудесный Смог. И Бильбо. С нетерпением хочется узнать что будет дальше!

2013-04-22 в 13:35 

~Evan Rosier~
Trahit sua quemque voluptas
Хм, я туплю, но зачем уничтожать того, кто кольцо принес?

2013-04-22 в 15:13 

Clarens
Гадечька,
Пасибки! Рада, что нравится. )))

-SectumSempra-,

А это еще в заявке было, если не помнишь. Кольцо можно уничтожить в Ородруине, но там много орков и долго топать. А можно сжечь огнем дракона, т.е. Смога, в пещеру к которому Бильбо все равно соваться предстоит. План Гэндальфа был прост. Не дать хоббиту выйти. А значит, даже если Смог не сожжет Бильбо спросоня, хоббит никуда не денется, и с Кольцом на пальце будет бегать от разозленного дракона, пока тот его не поймает и не спалит. Ну и Кольцо вместе с хоббитом.
Финита ля комедия. ФродоСэмы не требуются.

Пы. Сы. Кстати, Смог, которому это Кольцо приволокли, от этого тоже в восторг не пришел. По своим причинам.

URL
2013-04-22 в 16:44 

~Evan Rosier~
Trahit sua quemque voluptas
Clarens, да нет я по то, как уничтожить кольцо помнила, просто в толк не могла взять почему его снять нельзя. Наивная я ромашка!

2013-04-22 в 17:27 

Clarens
-SectumSempra-,

Снятое кольцо к дракону само не побежит и не самоуничтожится)))) Всем обидно.)))))
А еще обиднее, что и Бильбо его теперь выбросить не может. Зацепило уже.

URL
2013-04-22 в 23:00 

~Evan Rosier~
Trahit sua quemque voluptas
Clarens, Снятое кольцо к дракону само не побежит и не самоуничтожится)))) Всем обидно
Беда!)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник Clarens

главная